РЕКЛАМА

разместите рекламу на сайте

Всегда давать шанс, или В поисках золотой середины

Всегда давать шанс, или В поисках золотой середины

28.11.2016

Алексей Сергеевич Белкин, один из наиболее любимых и уважаемых в российском кинологическом сообществе экспертов, согласился ответить на вопросы нашего корреспондента о планах Выставочной комиссии РКФ, а также на вопросы читателей ЗооПортала о приоритетах судейства на выставках. 

Алексей Сергеевич, ждут ли нас в будущем какие-то изменения в выставочной политике РКФ? Есть ли какие-то задумки, планы – или все будет по-старому? 

По-старому, конечно, не будет. Все меняется в мире, и, в частности, в кинологии; изменения должны происходить – и они будут. Так, российская кинология должна идти в ногу с теми правилами и нововведениями, которые устанавливает Международная кинологическая федерация. 

В настоящий момент актуальны изменения, касающиеся той патовой ситуации, которая сложилась в сфере утверждения заявок на проведение выставок. Количество кинологических клубов по всей стране растет с неимоверной скоростью; все хотят проводить выставки; заявок подают столько, что если все желающие получит одобрение, то в иных городах не хватит выходных дней в году, чтобы провести все мероприятия. Сейчас мы ищем эффективный подход к тому, как регулировать количество проводимых в стране выставок. Главный вопрос, стоящий перед выставочной комиссией, - это как правильно, непредвзято и справедливо утвердить или отклонить заявляемые выставки. 

Каждый клуб имеет право подать заявку на проведение двух всепородных выставок. Когда-то в год РКФ утверждала пятьсот выставок, потом начался собаководческий бум, выставок стало вдвое больше. Сейчас эта цифра имеет тенденцию к дальнейшему увеличению. При этом среднее количество собак, выставляющихся на одной выставке, резко упало. Снижение числа записанных на мероприятие собак – общая проблема, которая не миновала ни маленькие, ни крупные клубы. 

А вы же прекрасно понимаете: где мало собак, где нет настоящей конкуренции - там всегда снижается качество. 

Именно качество поголовья очень важно для нас, особенно применительно к тем крупным мероприятиям, которыми мы гордимся: выставками ранга CACIB, Чемпион РКФ. 

В конечном итоге, если ничего не менять, мы придем к тому, что на выставки будет являться десяток участников – и все. А ведь есть и еще одна проблема, о которой стараются не говорить, но которая, тем не менее, присутствует в кинологическом мире: низкая явка собак на выставку дает лазейки для тех, кто желает получить заветную оценку или «цацку» в обход правил. Если раньше все приходили на выставку, все друг друга знали и видели, понимали, кто чего сто́ит, то теперь к некоторым выставкам можно применить термин «келейное мероприятие». 

Все видят, что происходит сейчас с монопородными выставками. Вчера я судил на выставке в Нижнем Тагиле, которая собрала более восьмисот участников – и в ее рамках проводилась монопородная выставка русских тоев. Тои – одна из популярнейших пород, а на выставку пришло всего двадцать пять собак. Сибирский регион традиционно считается одним из сильнейших в отношении породы кавказская овчарка: прекрасное поголовье, огромное количество питомников. На сегодняшней выставке в ринг вышли всего пятнадцать этих собак! О какой подлинной конкуренции может идти речь? Куда мы катимся? 

Чтобы как-то ограничить число проводимых мероприятий, мы ввели квоту: клуб должен зарекомендовать себя, реально поработать несколько лет, состояться – и только потом получить возможность провести выставку. Ранее ограничение по времени составляло два года, но и этого оказалось недостаточно – срок увеличили вдвое. Новое ужесточение политики помогло плохо, потому что клубы в настоящий момент появляются, как грибы после хорошего дождичка. Я приезжаю судить во множество городов России – и постоянно ко мне подходят люди и радостно сообщают: «Мы тоже открыли клуб!» 

Расскажите, пожалуйста, подробнее, какой формат работы клуба видится правильным и нормальным? 

Закон позволяет создать общественную организацию буквально втроем: три физических лица подписали протокол, заплатили государственную пошлину, подали заявление в Регистрационную палату – и все, клуб создан. Скоро, наверное, каждый заводчик откроет свой клуб! Ну а дальше понятно: есть у меня поголовье в двадцать собак – провел выставку и забыл о клубе до следующего года… Но ведь это, вообще-то, ненормально. Теряется ценность, суть клубной работы. Я считаю, что клуб должен быть иным. 

Хорошему клубу надлежит объединять единомышленников, связанных общими интересами, ведущих общую деятельность. Такой клуб крепок своими людьми, энтузиастами, составляющими его костяк. Он ведет работу с людьми, которых направляет и способствует их развитию как заводчиков и владельцев собак. Такой клуб занимается не только шоу, но и спортом с собаками, дрессировками, консультирует своих членов по вопросам ветеринарии и генеалогии, арендует дрессировочную площадку – а значит, здесь люди работают, и их силами по-настоящему развивается и совершенствуется кинологическая деятельность. 

Таких клубов в России очень мало. 

Могли бы Вы поделиться задумкой, как Вы видите новую выставочную политику РКФ? 

Мне видится, что нужно учитывать не только количественные показатели: пометы, минимальный срок существования клуба, - но и качественные. Мне предлагали: давайте увеличим минимально необходимое количество пометов. Но это бессмысленно! При желании клуб может изобразить какую угодно цифру. Более того, увеличивая число необходимых помётов, мы провоцируем клубы именно «плодить» абы каких собак, а не заниматься племенной работой, нацеленной на максимальное качество поголовья. Клуб подталкивает владельца собаки к вязке, а тот потом не знает, куда деть плохоньких щенков. 

Я сторонник того, что количество помётов не должно быть решающим фактором. Цифра должна иметь рекомендательный характер. Например: «клуб, претендующий на проведение выставки, должен иметь около тридцати помётов»; то есть клуб должен быть живой, рабочий. Когда-то, когда клубов было мало, число пометов эффективно выполняло роль оценочного критерия. Теперь обстоятельства иные. 

На заседании президиума РФЛС я поговорил с коллегами, рассказал им о своем видении схемы более правильного утверждения заявленных выставок, и получил поддержку своей идеи. Я вижу решение проблемы во введении паспортизации клубов. Паспорт будет описывать объективные, реальные показатели работы клуба: наличие помещения, площадки, штатных единиц сотрудников, а также клуб проводит мероприятия, платит налоги. Все это – расходы, которые приходится нести действительно работающему клубу. 

Если клуб «кухонный», действует по домашнему адресу, никогда у него не было ни помещения, ни постоянных сотрудников, ни расходов; если клуб не несет никакой нагрузки, в том числе финансовой, - то за что его поощрять? Достаточно одной выставки невысокого ранга, чтобы провести кинологическое мероприятие для оценки поголовья – и все. 

Если клуб тратит деньги на развитие кинологии, вкладывает в эту деятельность материальные ресурсы, то, соответственно, он должен иметь и источник получения этих денег. Если у клуба сложился коллектив, костяк, способный организовать мероприятие на хорошем уровне – он и должен получить право провести выставку более высокого ранга и, может быть, не одну. 

Мы хотим, среди прочего, увидеть качество организации предыдущих выставок, которые проводит клуб: современная техника позволяет без каких-либо затрат снять небольшой видеоролик и показать, как проходила выставка, как был оборудован и оформлен зал, были ли созданы необходимые условия. Увидев и оценив все это, мы понимаем, что клуб действительно может что-то организовать, а не провести «шоу» на полянке под ёлочкой, натянув утром ленточку. Мы видим, что клуб стремится в хороший зал, приглашает хороших судей, что к нему с радостью идут участники, что их пришло много. 

Но мы ведь не можем обзванивать экспонентов и спрашивать: понравилась ли вам выставка, получили ли вы кубок, проводил ли клуб для вас семинары? Претендующий на выставку клуб должен сам представить нам информацию, характеризующую его достижения. И как раз паспорт клуба, как мне кажется, должен давать максимально полную и всестороннюю информацию о реальной жизни клуба, объективную картину. Только объективная информация о клубе может служить основой для справедливого, обоснованного распределения выставок. 

Сейчас эта проблема уже назрела, а в будущем году она станет сверх-актуальной! На заседании президиума мы обсуждали города-миллионники: Москву, Санкт-Петербург, Екатеринбург, Новосибирск, Нижний Новгород. Если все клубы, созданные в этих городах, заявят выставки, то каждый выходной будет проходить мероприятие, и даже не одно, - быть может, не хватит всех выходных дней! 

Какие-то еще интересные нововведения ожидают российских собаководов? 

Радикальных новшеств в правилах проведения выставок не будет – мы должны соответствовать нормативам FCI. 

Однако планируются небольшие перемены, связанные с оформлением отчетности по выставкам. Мы будем публиковать в открытом доступе на портале РКФ все результаты всех выставок, не только титулы, но и вообще все оценки. 

За последние годы стали ли выставки в России более интересными, приносящими удовольствие – по качеству поголовья и по внешним организационным моментам? Какие тенденции наблюдаются в развитии дог-шоу в России? 

Мы с вами говорили о снижении экспонируемого на выставках поголовья. Связь с уровнем организации мероприятия прослеживается самая прямая: если на выставку записалось мало участников, то арендовать просторный, красивый, удобный зал, как сегодня, нет никакой возможности. Нет собак – нет спонсоров, подарков, приглашенных издалека экспертов. 

Клубов в России стало настолько много, они проводят так много выставок, что даже спонсирование мероприятий коммерческими фирмами – а они напрямую заинтересованы в клиентах! - перестает быть возможным. На спонсирование всех мероприятий уже не хватает рекламных бюджетов. Когда на ЗооФоруме я встречался с руководителями компаний-производителей кормов и других товаров, они честно признавались: мы не сможем обеспечить даже половину заявляемых вами спонсорских пакетов. 

Выставки становятся более скромными, если не сказать бедными – и все тянет одно за другим. 

1.jpg

Алексей Сергеевич, задам несколько вопросов к Вам как к эксперту, которые нам передали читатели из разных городов. 

Специалисты-породники замечают такой «шоу-парадокс»: иногда выигрывает собака, имеющая больше недостатков по стандарту. В чем корни такой ситуации, на Ваш взгляд? 

Почему говорят «шоу-парадокс»? Давайте проведем аналогию: мы сравниваем две топ-модели на конкурсе красоты. У одной ноги длиннее, у другой – короче, но второй модели ее ноги «идут», а первая выглядит со своими несуразно и некрасиво. Так и выбирают в «красавицы» девушку с короткими ногами. 

Вообще вопрос выбора - очень сложный. Каждую собаку мы оцениваем индивидуально: насколько детали ее экстерьера близки к стандарту или далеки от него. В каждой конкретной ситуации решение принимается по каждой конкретной собаке в зависимости от того, какое общее впечатление она производит. Усредненная собака, описанная в стандарте, может оказаться серой мышкой. Кроме того, а что именно мы понимаем под «усредненностью»? Это ведь тоже вопрос дискуссионный. 

Возьмём для примера породу немецкая овчарка. Заводчики в какой-то момент погнались за углами задних конечностей. В итоге получили совершенно безумные задние ноги – и собаки стали складываться, будто карточные домики. На какую немецкую овчарку ни посмотри – сразу понятно: далеко она не убежит. Черта экстерьера стала не просто хорошо выражена, а уже утрирована. Это плохо. 

Для меня важно, чтобы собака была гармоничной, без излишеств, скажем, чрезмерно длинной шеи или слишком длинных ног. А главное – чтобы гармония сочеталась с функциональностью собаки. Зачем, например, гриффону слишком длинные ноги или высокая длинная шея? Это ведь не хаски, для которой такое строение необходимо, чтобы выполнять определенные функции. 

Заводчики спрашивают, кого Вы выберете: собаку с хорошей конструкцией для продуктивных движений, в отличной физической форме, но при этом с некоторой утрированностью или недостаточностью костяка или головы, отдаляющей от типичной породной внешности, - или собаку хуже сконструированную, но зато с внешностью, более приближенной к характерной для этой породы и никакой другой? 

Если собака отдаляется от типичной породной внешности, то она не может выиграть априори. В первую очередь собака должна быть узнаваема как представитель породы. 

Например, сегодня я наблюдал за рингом, в котором шла экспертиза южнорусской овчарки. Одного из участников издалека можно было принять и за бувье, и, быть может, за представителя еще какой-то породы – твердой убежденности в том, что перед вами именно ЮРО и никто больше, его внешность не порождала. Но в то же время собака мощно, сильно бежала по рингу, с хорошими толчками, движениями… Но о победе в ее случае речь идти не могла, конечно. 

На сегодняшней же выставке одному из бишонов я поставил оценку «удовлетворительно», потому что не смог узнать в нем бишона. Это была собака с длинной мордочкой, с коричневым носом, длинной шеей. С биношом этого представителя роднила только белая шерсть. Внешне собачка смотрелась симпатично, мило, но не было у нее типичного кукольного выражения «личика», блестящих черненьких глазок, небольшого носика при заполненной мордочке. Да, представленная собака была совсем не плоха сама по себе, но это не был бишон! 

В красивой собаке все должно быть очень уравновешенно. Задача судьи – найти золотую середину между разнополярными вещами. Не так-то просто принять решение, кто будет первым, кто вторым, кто победит, кто уступит. В ринге кане корсо (которые в принципе насчитывают пять типов!) передо мной встали две совершенно разные собаки. У одной чуть хуже голова, у другой чуть хуже конечности, у первой одни небольшие недочеты, у второй – другие… Цель судьи – все взвесить и совершить выбор. При этом у каждого судьи свое видение, свои пожелания к породе, свои предпочтения. 

Кого Вы выберете: щенка с возрастными недостатками, но с перспективой - или оформленного щенка, но от которого явно ждать больше нечего? 

Всегда нужно давать шанс. Я всегда мягко сужу щенков и предпочитаю давать возможности тем, в ком вижу перспективу. Нужно надеяться, что щенок вырастет и станет лучше, - и невозможно однозначно сказать, что у какого-то щенка вовсе нет никакой уже перспективы. Иногда сами заводчики не могут предсказать все извилистые тропки, по которым пройдет собака в развитии. 

Вообще, судить щенков – самая сложная часть работы судьи. В ринг может выйти только-только отпраздновавший полугодовой «день рождения» щеночек и щен, которому не хватает одного дня до девяти месяцев, - практически взрослая собака. 

Только в конкретной ситуации, между двумя конкретными претендентами можно обосновать выбор, а при общих рассуждениях вопрос теряет смысл. 

Насколько Вы требовательны к хендлингу? При каких обстоятельствах готовы простить плохую подготовку собаки к показу? 

Я проявляю снисхождение только к тем хендлерам, которые сами являются владельцами собаки – и самостоятельно показывают ее, не будучи профессионалами. Им я делаю любые поблажки, потому что вижу, что они стараются, что им очень важно суметь, они изо всех сил стремятся сделать все правильно, пусть даже и не все получается! Они переживают за свою собаку, радуются ее победе гораздо сильнее и искреннее, чем любой хендлер. 

Вчера в Нижнем Тагиле в ринг со своими питомцами выходило много именно владельцев. Конечно, я давал и титулы, и отличные оценки собакам с такими сопровождающими. Перепутать их с хендлерами невозможно. Обидеть человека, который старается, готовится к показу, волнуется за свою собаку – по-моему, невозможно! Он ведь может вернуться с выставки домой – и его эмоция выплеснется на собаку: «Я с тобой вообще больше никуда не пойду, тебе даже «отлично» не смогли поставить!» Это будет самое страшное. 

И, с другой стороны, я никогда не прощу ошибок тем, кто называет себя профессионалом. Сегодня в моем ринге таких случаев было довольно много. Я успел запомнить девочек, которые регулярно выводят собак на всех выставках, и совершенно не склонен прощать ошибки тем, кто заявляет о себе как о специалисте, профессионале – и, значит, должен по определению не допускать оплошностей, простительных для дилетанта. 

Мне пришлось несколько раз сделать замечания: «Что вы делаете с собакой? Переставьте ее, сдвиньте! Одного шага достаточно, чтобы пес перестал зажиматься, разгулялся и встал нормально.» Я не буду критиковать хендлера за то, что он передвигается, поправляет собаку, совершает нужные для показа движения - мне важно, чтобы был достигнут результат, чтобы было выполнено то дело, ради которого человек шагнул в ринг. Но хендлеры выставляют себя, они стали чрезмерно самонадеянны, им уже некогда следить за тем, как стоят ноги у экспонируемого животного, куда развернут корпус… 

Хороший хендлер должен знать собаку от кончика носа до кончика хвоста, разбираться в ее анатомии не хуже судьи! Когда собака представлена красиво, хорошо, профессионально – это не оставляет меня равнодушным. В такой ситуации, я вам честно скажу, можно увидеть больше достоинств выставляемого животного, не обратить внимания на какие-то недостатки. Если хендлер сумел обхитрить судью, то вот это – профессионал, честь ему и хвала! 

Я люблю также, когда собака в ринге – красивая, чистая, ухоженная. Раз она такая – значит, ее любят, о ней заботятся, у нее хорошая жизнь. Да и для породы это хорошо: заботливые владельцы не станут вязать собаку с кем попало. 

Как много раз Вам приходится дисквалифицировать собак, скажем, в течение года? 

Статистику я не веду, но сегодня [Ред.: Разговор ведется во время обеденного перерыва.] уже пришлось дисквалифицировать троих участников из-за неправильного прикуса. Одна из хаски стала рычать на меня в ринге – пришлось вывести ее. 

Как правило, в последнее время, дисквалификаций не бывает слишком много, и связано небольшое количество дисквалифицирующих оценок с тем, что люди стали лучше разбираться в стандартах, и не пренебрегают советами, которые получают в своем клубе, показывают кинологам питомцев, прежде чем записываться на выставку. 

Я не сторонник идеи, что следует дисквалифицировать «направо и налево». Неправильный прикус, отсутствие семенников, неправильный окрас, агрессия – это основные причины удаления собаки с ринга. Крайне редко встречаются собаки, чей экстерьер настолько плох, чтобы дисквалифицировать. Хромота собаки, к примеру, – это тоже не причина дисквалификации, такую собаку просто оставляют без оценки. 

Алексей Сергеевич, благодарим Вас за такие подробные ответы! Надеемся, что сегодняшнее мероприятие оставит приятные воспоминания, и что Вы еще не раз приедете в наш город.

Анна Радомирская 
Специализированный информационный ресурс ZooPortal.pro 

(с) копирование материалов допускается только на условиях и с письменного разрешения администрации

Photo by: Борис Глухарев


Комментарии (0)


ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru

subscr

Подписывайтесь на новые статьи 

Вы не авторизованы. Управление подписками возможно только для зарегистрированных и авторизованных пользователей.



subscr 
Ошибка


Данная функция доступна только авторизованным пользователям. Выполнить вход на сайт?
Выбор региона
Яндекс.Метрика