РЕКЛАМА
Гостиницы, отели, хостелы. Размещение с животными разрешеноразместите рекламу на сайте

ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru

Кречетова Людмила Владимировна / Krechetova Lyudmila

Дата рождения: 31.10.1939
Виды животных: Собаки
Стандарты: FCI
Тип мероприятия: Выставки
Породы:
  • 5 Группа FCI. Шпицы и породы примитивного типа
    • Восточно-сибирская лайка / Vostochno-Sibirskaya laika
    • Западно-сибирская лайка / Zapadno-Sibirskaya laika
    • Русско-европейская лайка / Russko-evropeiskaya laika
    • Финская лопарская лайка / Suomenlapinkoira
Специализация: Судья по экстерьеру
Адрес: Россия, Московская Область, Дубна, Строителей Улица, дом 12, кв 34
все эксперты
Эксперт-кинолог, общественный деятель. Член Центральной квалифкомиссии и комиссии по лайкам РФОС. Почетный член МООиР и Росохотрыболовсоюза. Автор многочисленных публикаций по вопросам охотничьего собаководства в периодической печати.

Добавить мероприятия в календарь


Когда:
Где:
Найти
Мероприятия:

Добавить Отменить
Страницы: 1
RSS
Кречетова Людмила Владимировна / Krechetova Lyudmila
 

Кречетова Людмила Владимировна / Krechetova Lyudmila

Эксперт-кинолог, общественный деятель. Член Центральной квалифкомиссии и комиссии по лайкам РФОС. Почетный член МООиР и Росохотрыболовсоюза. Автор многочисленных публикаций по вопросам охотничьего собаководства в периодической печати.
Администрация ЗооПортала
 
Цитата
Судить – значит любить

Признаюсь, мне нелегко было решиться написать эти строки, ибо всю жизнь придерживаюсь правила не обсуждать, а тем более не осуждать работу коллег.

Но настолько спорны высказывания Г.З. Насырова в статье «Наша отечественная гордость» («РОГ» № 46, 2012), что промолчать я сочла невозможным.
Замечу, что Григорий Захарович никогда не судил моих собак, и я с ним не знакома, на XI Всероссийской выставке была зрителем. Поэтому не стоит искать в моих высказываниях предвзятости. Итак, по порядку.

1. «Основная ее (западносибирской лайки) специализация (так уж сложилось исторически) — охота на пушного зверя».


А как насчет лаек-медвежатниц? Ведь это исконно русская охота. Один мой добрый знакомый, в прошлом охотник из Сибири, рассказывал, что во время войны за лайку ему предлагали корову, но он отказался.
«А зачем, – говорил он, – когда я с ее (лайки) помощью добуду не одну» (имелись в виду олени и, возможно, лоси). Вот так ценились зверовые лайки. Сейчас появился в угодьях кабан, и, естественно, многие охотники стали добывать его с лайкой. А утверждение, что на кабана можно охотиться с любой охотничьей собакой, и вовсе не выдерживает никакой критики, поскольку ни одна другая порода охотничьих собак не обладает ловкостью и увертливостью лаек. И если даже она иногда попадает под удар зверя, то что говорить о других породах.

Спору нет, охота на пушнину – одна из основных (но именно одна из...) специализаций лайки. Хорошо рассуждать об охоте на соболя (хотя, насколько мне известно, соболя добывают в основном капканами), но кто у нас имеет такую возможность? Исключительно охотники Зауралья и Сибири. Так что, остальным отказать в праве охотиться с лайкой? Я никоим образом не являюсь поклонником испытаний по подсадным видам (своих собак, если и выставляла, то от силы пару раз), но если быть объективными, то для подавляющего большинства охотников это едва ли не единственные доступные виды испытаний. Ведь не охотник проводит испытания по белке или другим пушным видам. Кроме того, максимально за один день испытаний можно отсудить пять собак (а если собаки хорошо работают, то и того меньше). Проводится же таких испытаний все меньше в связи с утратой охотничьих угодий. Вот и попробуйте попасть на них. А испытательные станции работают ежедневно (кормить зверей нужно каждый день), да и время, затрачиваемое на испытание одной собаки, значительно меньше, чем на испытаниях по пушным видам. Так что, на мой взгляд, не вина, а беда охотников, что они не имеют возможности испытать своих питомцев по пушным видам. Да и снижение в «лихие девяностые» спроса на пушнину никак не стимулировало охотников. В последнее время, кажется, все-таки наметилось увеличение спроса на пушнину и, как следствие, повысился интерес охотников к щенкам от производителей, работающих по этим видам. Будем надеяться, что увеличится и поголовье лаек-мелочниц.

2. «Ощутимо покрепчали лайки».

И с этим утверждением автора я не могу согласиться. Несколько лет назад, наблюдая тенденцию облегчения костяка западносибирских лаек и не полагаясь исключительно на свой глаз, я в течение двух лет измеряла обхват пясти у всех без исключения собак на всех выставках, на которых работала.
В результате ни одной лайки с обхватом пясти на верхней границе стандарта, а тем более выше ее выявлено не было. Но зато несколько лаек имели обхват пясти 8,5–9 см! Как вам понравится западносибирская лайка на ногах карельской? Облегчение костяка ведет к изменению всех статей собаки, в том числе и головы. А ведь голова западносибирской лайки должна быть умеренно широкая в лобной части (ни коим образом не узкая и даже не умеренно узкая), морда удлиненная, но не узкая, переход от лба к морде выражен, верхняя линия морды должна быть параллельна линии лба. Мы же все чаще видим в головке ринга узколобых лаек с сильно вытянутой головой, практически отсутствующим переходом от лба к морде. Наши корифеи В.В. Григорьев, Л.В. Ушакова и многие другие называли такие головы «щучьими» и не считали их желательными для породы.

За свои почти 40 лет в собаководстве я вырастила четырех лаек, две из которых были крупными. При этом самая крупная (ее рост был на грани фола, и тем не менее ни один эксперт не поставил ей за это «оч. хор.») имела пять дипломов первой степени по пушным видам (охотилась я исключительно по пушнине, в основном по кунице). Все они были получены у разных экспертов, в том числе и на состязаниях, у меня есть несколько грамот «за лучшую постановку собаки». Рассказывая об этом, я хочу подчеркнуть, что ни крупный рост, ни крепкий костяк не мешают хорошо работать «по одному из основных видов специализации лайки». А вот некоторые преимущества такие собаки имеют. Прежде всего более уравновешенную психику и высокую нестомчивость (я впервые заметила, возвращаясь с охоты, что собака устала, за три месяца до ее смерти, т.е. собака была смертельно больна, а я этого даже не подозревала). Даже Н.Б. Полузадов, горячий поклонник некрупных собак, вынужден был согласиться с моими доводами. Я ни в коем случае не агитирую за укрупнение породы, просто считаю, что если рост или костяк собаки соответствуют стандарту, то нет оснований снижать ей оценку как за крупный, так и за мелкий рост.
Совсем непонятны мне разговоры о раскрытой пасти или языке-радиаторе – какое отношение это имеет к экспертизе на ринге? Или предполагается ради «чистоты расы» запретить охотникам средней и южной части Европейской России держать и охотиться с лайкой? Полагаю, это невозможно. Лайка – собака универсальная, и не следует искусственно ограничивать диапазон ее работы. Каждый охотник вправе иметь ту породу собак, которая ему подходит.

3. «Низкий постав шеи (понурость)».

И здесь все не так просто. После объявления оценки ни у одной собаки не было отмечено этого недостатка. Поэтому «понурость», как мне кажется, объясняется исключительно многочасовым кружением по рингу на палящем солнце при температуре воздуха в тени более тридцати градусов. Собаки ведь не машины, им элементарно жарко, в старшей возрастной группе собаки от трех до десяти лет. Поэтому кто-то выглядит бодрее, а кто-то смотрится «понурым». Чуть отдохнули – и все встало на свои места, исчезла «понурость», угол постава шеи оказался в норме.

4. «Стандарт – сумма минимальных требований для получения высшей оценки».

Более чем странно читать эти строки, написанные экспертом Всероссийской категории, ибо на самом деле стандарт – это описание идеальной (эталонной) собаки с указанием встречающихся отклонений от эталона с их квалификацией недостатков, пороков и дисквалифицирующих пороков. То есть стандарт – это закон, следовать которому обязан каждый эксперт, выходящий на ринг. И если в чем-то стандарт кажется несовершенным, то следует вначале добиться внесения в него желаемых изменений. Не отрицая важности для эксперта умения видеть животное, все же замечу, что «глаз» у каждого свой, и каждый считает, что именно его и есть «самый-самый». К чему приводит потакание своему «глазу», мы и увидели в ринге кобелей старшей возрастной группы. Именно поэтому участники этого ринга подали в Главную экспертную комиссию больше всех жалоб, именно поэтому и покидали его экспоненты (не экспонаты). И никакой комендант выставки (разве что ОМОН с автоматами) не сможет удержать людей.

Я не буду обсуждать расстановку ринга и оценки, поскольку признаю за каждым экспертом право как на свое видение породы и свои приоритеты, так и на ошибку, ибо, как известно, не ошибается тот, кто ничего не делает. Но после расстановки и объявления оценок эксперт обязан сказать участникам, о недостатках их собак, объяснить, что послужило основанием для снижения оценки, а тем более отбраковки. Вот здесь лично я и увидела полное пренебрежение стандартом породы, введением к стандартам и правилами проведения выставок. Чего стоит заявление о кобеле (чье?), занявшем третье место в ринге с оценкой «отлично», что «тип кобелиный появится» (когда? группа-то старшая возрастная). А ведь это – не выраженный половой диморфизм, т.е. порок, и оценка в этом случае не должна быть выше «хорошо». Многим собакам была снижена оценка за то, что показаны в разлиньке, хотя по стандарту это не является даже недостатком и не может служить основанием для снижения оценки. У кого-то «толстовато полотно уха», у кого-то «широковато расставлены глаза», хотя это никак не регламентируется стандартом. Но самое неприятное, с моей точки зрения, что элитному кобелю была поставлена оценка «удовлетворительно». Я приведу полностью характеристику этого кобеля, данную Г.З Насыровым на выставке (на заседании ЦКК, членом которой я являюсь, нам был зачитан оценочный лист, где перечислены чуть ли не пять пороков, но владельцу кобеля ни на один из пороков указано не было, возможно, потому, что трудно было бы в присутствии кобеля, его владельца и зрителей говорить о несуществующих пороках). Итак: «Яркий кобель. голова чистая, вытянутая, но очень мощная, плавная прилобь, глаза широковато расставлены, около глаз – белая кожа (подопрелость), что является признаком нечистопородности». В этой связи хочу обратить внимание на следующее.

1. Если экспертом замечены признаки нечистопородности, то на каком основании кобель оценен? С каких пор мы стали судить метисов?

2. «Белая кожа около глаз» – депигментация – по стандарту является недостатком, никоим образом не пороком и тем более не является признаком нечистопородности.

3. Этого кобеля в связи с поданными жалобами осмотрели эксперты Всесоюзной категории Л.А. Гибет, В.И. Четверик и эксперт Всероссийской категории Е.Н. Филиппов Их вердикт – оценка должна быть минимум «очень хорошо». Я разделяю их точку зрения.

Я бы не стала писать об этом, если бы не искреннее сочувствие владельцам, которые ехали на праздник, а возвращались оплеванными без малейших на то оснований. Кроме того, серьезно опасаюсь, что молодые эксперты и в ринге, и за его пределами могут подумать, что именно так можно и нужно судить, а это уже прямая угроза будущему любимой породы.

Закончить свои заметки хочу цитатой из недавно изданной Росохотрыболовсоюзом (спасибо им!) книги Е.А. Косыревой «Лайки Европейского Севера»: «Есть... большие любители, энтузиасты разведения лаек, которые, не считаясь со временем, с материальными затратами, будут стремиться и хорошо вырастить собаку, и поставить ее в лесу, и показать на выставках и испытаниях... Такие охотники любят собаку не только за то, что она их помощница на охоте, но и за то, что она – их собака, самая лучшая, без которой и жизнь не мила. Такой владелец непременно будет участвовать и в выставках, и в испытаниях. Даже не потому, что он болеет за породу, а потому, что показать свою любимицу на выставке для него – настоящая радость. Точно так же и на испытаниях. Он глубоко огорчен, если его собака не сработает на диплом, и несказанно радуется ее успехам. В этом вся его жизнь! Но нужно помнить, что душа таких энтузиастов очень чувствительна. Невнимательным отношением, а тем более грубым словом, можно настолько глубоко обидеть человека, что он замкнется в себе, откажется от участия в выставках и испытаниях и будет потерян для собаководства. А растерять таких преданных людей – значит нанести большой ущерб породе. Потому что без такого актива, актива бескорыстного, в котором человек работает на благо породы, ради своей любви к собакам, – без таких людей нам, специалистам и экспертам, делать будет нечего – некого будет судить, некого оценивать».

Людмила Кречетова 25 января 2013
Администрация ЗооПортала
 
Цитата
О «Проекте Федерального закона о разведении и содержании собак агрессивных пород в Российской Федерации».


«Был бы человек хороший, а собак плохих не бывает»

Передо мной – очередной «подарок» наших законодателей – «Проект Федерального закона о разведении и содержании собак агрессивных пород в Российской Федерации», проект, который повергает в шок каждого разумного человека. Во-первых, я не припомню термина «агрессивные породы», несмотря на то, что имею лаек более тридцати лет и являюсь экспертом Всероссийской категории. На мой взгляд, «агрессивные породы» собак, — примерно то же самое, что и агрессивные нации. Поэтому далее термин «агрессивные собаки» я заключаю в кавычки, как некорректный.
Не могу отделаться от мысли, что «проект» бездумно переписан с законодательного акта какой-то варварской страны. Иначе, каким образом в алфавитном перечне собак «агрессивных пород» овчарки оказались между вельштерьером и волкодавом ирландским. Ни в одной цивилизованной стране появление подобного документа было бы невозможно и вызвало бы лавину судебных исков за негуманное отношение к животным и за посягательство на частную собственность граждан.
К слову, перечень собак «агрессивных пород» включает 92!!! породы, в том числе ньюфаундленд (собака – спасатель) лабрадор-ретривер (во всем мире считается семейной собакой) почти все породы служебных и охотничьих собак (несмотря на то, что в стандартах на большинство пород охотничьих собак записано, что «злоба к людям нетипична).

Какие нормы устанавливает «проект ФЗ» для «защиты жизни и здоровья граждан, обеспечения общественной безопасности»? Опустим преамбулу и обратимся непосредственно к его «сюрпризам».
Статья 6. 1. «Граждане РФ и иностранные граждане имеют право на их (собак «агрессивных пород») содержание при условии оформления лицензии…»
2. «Право на разведение…имеют…(говорю об охотничьем собаководстве)
3) организации, ведущие охотничье хозяйство;…
7) кинологические питомники…

3.Разведение в РФ собак «агрессивных пород» гражданами запрещено.»

Представляют ли себе авторы проекта, к каким последствиям приведет эта норма? Знают ли они, что основная масса поголовья охотничьих собак находится именно в руках граждан, что выращенная и воспитанная одним хозяином собака, как правило, имеет более уравновешенную нервную систему, более привязана к своему владельцу. Имея одну или две собаки, владелец уделяет ей (им) больше времени, собака чаще бывает на охоте, выставках и полевых испытаниях, что позволяет наиболее полно выявить пригодность использования конкретного животного в племенном разведении и получить наиболее качественное потомство. Для примера, из 1850 западносибирских лаек, записанных во Всероссийскую племенную книгу охотничьих собак, только 19 принадлежит питомникам и всего одна – охотничьему хозяйству. Т.е. всего около 1% западносибирских лаек, могут быть использованы для разведения (в других породах охотничьих собак ситуация похожая). Остальные 1830 собак в течение месяца после получения лицензии должны быть подвергнуты стерилизации (кастрации) (ст.9).
Не буду останавливаться на этической стороне вопроса, на бесчеловечном отношении к собакам и к их владельцам, для которых собака – не просто помощник на охоте, но и друг, а нередко и любимый член семьи (полостная операция всегда имеет риск потери животного). Хочу заострить внимание на организационных и экономических составляющих.
1.Существует ли хоть в каком-то населенном пункте РФ количество ветеринарных лечебниц, способных обеспечить проведение операций по стерилизации (кастрации) сотням тысяч собак в течение месяца. Иначе, даже самые законопослушные граждане автоматически становятся нарушителями закона (не по своей воле).
2. Кто будет оплачивать такую «услугу»? Неужели опять наш отнюдь не богатый россиянин должен выложить из своего кармана кругленькую сумму за сомнительное «удовольствие» покалечить свою собаку.
3. И самое главное. Использование в племенном разведении всего 1% собак, подтвердивших свою пригодность для этих целей (т.е. имеющих оценку экстерьера на выставке и диплом за рабочие качества на полевых испытаниях), ведет к утрате генофонда пород охотничьих собак, что позволяет с полным правом говорить об уничтожении охотничьего собаководства. Особенно, учитывая огромные просторы нашей страны. Многие ли смогут позволить себе «роскошь» поехать на вязку, например, в Ижевск, Киров или Иркутск? И сколько будет стоить щенок от такой вязки, кто сможет приобрести такого щенка? (для того, чтобы в будущем его стерилизовать или кастрировать). А ведь щенка еще нужно вырастить. И нет никакой гарантии, что вы не потеряете его от болезней, злых или завистливых людей, под колесами автомобиля. Значит, будем охотиться без собак, оставляя после себя подранков.
Несколько слов о т.н. «государственном учете собак «агрессивных пород». Неужели авторы проекта всерьез полагают, что чиновники, не всегда способные отличить одну породу от другой, могут организовать систему учета лучше, чем специалисты-кинологи в РКФ, РФОС и т.д.? К слову, качество существующего учета племенного поголовья подтвердили эксперты Всемирной кинологической организации (FCI). Если уж и вводить учет, то только для собак-метисов и др., не зарегистрированных ни в одной из существующих кинологических организаций.
А ежегодное лицензирование? Какую цель, кроме очередных поборов с граждан на безбедное содержание чиновников, преследует эта норма «проекта ФЗ». Ведь даже разрешение на оружие выдается сроком на пять лет.
Немало спорного и в ст.9 «проекта» - содержание «собак агрессивных пород». Чего стоят следующие запреты:
«6) перевозить собак «агрессивных пород» на…пассажирском транспорте» Почему? И как добираться на выставки, полевые испытания, а тем более в отдаленные районы на охоту, на вязку? Только на машине? Но ведь не каждый имеет такую возможность. В свое время мне приходилось много летать со своими западносибирскими лайками, и никаких проблем это не вызывало: наличие билета, ветеринарной справки и намордника было вполне достаточно.
«7) выгуливать собак «агрессивных пород» лицами, не являющимися собственниками собак и не владеющими соответствующей лицензией» А что делать, если хозяин на работе, а собаке надо срочно выйти? Что делать, если владелец лицензии заболел, уехал в командировку или в отпуск? Сдать собаку на передержку в ветеринарную клинику (а везде ли их достаточно, чтобы принять всех, кто в этом нуждается), подвергнуть эвтаназии?
Я так подробно останавливаюсь на очевидных ляпах «проекта», рассчитывая, во-первых, привлечь к нему внимание охотников-собаководов и выяснить их реакцию, и во-вторых с некоторой надеждой, что хоть что-то будет услышано его авторами и учтено в дальнейшей работе над «проектом».
Но в указанном «проекте есть и другие серьезные недостатки. Несмотря на декларируемую «заботу о защите жизни и здоровья граждан», никаких норм такой защиты проект ФЗ не предусматривает. Ведь ни стерилизация (кастрация), ни лицензирование не сделают собаку менее агрессивной. Как я уже говорила, нет «агрессивных пород», есть агрессивные собаки. И болонка может быть агрессивной; вряд ли кто-то захочет быть покусанным болонкой. Степень агрессивности собаки зависит от ее воспитания и дрессировки. Поэтому, на мой взгляд, было бы целесообразно ввести в проект ФЗ следующие изменения:
1.Пересмотреть перечень пород, подпадающих под действие «проекта ФЗ», исключив из него все породы охотничьих, служебных и пастушьих собак. Вопрос о собаках бойцовых пород следует решать со специалистами по породам.
2.Обязать владельцев собак служебных, пастушьих, бойцовых пород, а также метисов в обязательном порядке пройти со своими питомцами «Общий курс дрессировки» с последующими испытаниями, подтвержденными документально.
3.Предусмотреть самую серьезную ответственность (чтобы мало не показалось самому «крутому» владельцу) за неспровоцированное нападение собаки и причинение повреждений (телесных или материальных). Именно неспровоцированное, поскольку и владелец собаки имеет право на защиту от агрессивного поведения человека.
И самое главное. Разрабатывая подобные законы, затрагивающие, без преувеличения, интересы многих миллионов граждан России, необходимо привлекать к работе над ними высококвалифицированных специалистов-кинологов. Тогда, возможно, не придется сетовать: «Хотели, как лучше, …».

Кречетова Людмила Владимировна,
кинолог, общественный деятель, родилась 31 октября 1939 года в г.Москве. Член Центральной квалифкомиссии и комиссии по лайкам РФОС. Почетный член МООиР и Росохотрыболовсоюза. Автор многочисленных публикаций по вопросам охотничьего собаководства в периодической печати.





Администрация ЗооПортала
 
Цитата

О работе городской секции собаководства

Мне не пришлось быть свидетельницей возникновения охотничьего собаководства в Дубне. Поэтому прошу заранее извинить меня тех, кого не упомяну в этих заметках. Мое приобщение к увлекательному миру кинологии началось в 1974 году, когда в доме появилось очаровательное существо – месячный щенок западносибирской лайки Ласка, выросшая в дальнейшем в прекрасную помощницу на охоте, друга и любимицу всей семьи.

Значительно позже я узнала, что к этому времени в Дубне уже было несколько породных собак: западносибирские лайки Ерма Паженцева Н. Г., Дымка Ляоникова Н. В., Сосьва Котова В. И., Ивка Кораблева А. И., Илька Николаевского Г. П.; дратхаары: Бим 1204 Карасева В. Ф., Дели Ульянова А. П.; курцхаар Лама Жуковского Б. М. и т.д. Руководил секцией охотничьего собаководства Кораблев А. И.

Безусловной удачей я считаю тот факт, что своего первого щенка мы взяли у Нины Борисовны Мишановой. Молодая, энергичная и очень привлекательная женщина – она в то время стажировалась на выставках и полевых испытаниях, постигая секреты кинологии. Она и «заразила» нас своей увлеченностью, познакомила с ведущими кинологами СССР, вовлекла в кинологическую работу, растила, наставляла и опекала нас как будущих экспертов. Уже будучи экспертом Всесоюзной категории и национальным экспертом Российской кинологической федерации, Нина Борисовна не порывает связей с нашим обществом, оказывает нам всяческую поддержку и помощь, постоянно проводит экспертизу на выставках охотничьих собак нашего города. Ее имя хорошо известно и любимо всеми владельцами охотничьих собак Дубны.

В 1976 году секцию охотничьего собаководства возглавил Кречетов Г. М. Им была налажена регистрация собак в обществе, регулярными стали выставки и полевые испытания, на которых работали ведущие кинологи страны: эксперты всесоюзной категории Ушакова Л. В., Григорьев В. В., эксперт республиканской категории Антонов И. Д. и др. В результате значительно повысился качественный уровень поголовья, увеличилось количество классных (имеющих оценку экстерьера и дипломы за рабочие качества) собак. После его ухода в охотничьем собаководстве вновь наметился спад. (Достаточно сказать, что если на выставках 1978-80 гг. было более 50 собак, то в 1988 году приняло участие лишь 28 собак всех пород).

В конце 1988 года председателем секции охотничьего собаководства избрали меня, к этому времени уже эксперта первой категории. Своей главной задачей я считала восстановление утраченного и привлечение к участию в выставках и испытаниях владельцев всех породных собак, имеющих родословные документы. Проще всего было с лайками, традиционно популярными в нашем городе. Еще в 1980 году, едва получив звание эксперта-кинолога, на испытаниях по белке я обратила внимание на молодую западносибирскую лайку Тайгу Уваркина В. И., работа которой, внешне спокойная, но очень надежная и эффективная (за время испытаний Тайга нашла больше белок, чем остальные четыре собаки вместе взятые), произвела хорошее впечатление. Лишившись своей первой лайки, именно от Тайги Уваркина мы решили взять себе щенка, повязав ее Алданом Ломако Н. Н. Потомки этой пары стали основой нашего гнезда западносибирских лаек. Это Ласта Кречетова Г. М., Пурга Чухнова А. В., Динка Купцова А. К., Кама Коврижных А. М. и следующее поколение – Лайда Журавлева В. В., Ирма Иванова О. М., чемпионка выставки «Лайка-94» Лама Кречетовой Л. В., Кида Николаевского Г. П., Линда Гулина А. В. и др. Эти собаки были в головке рингов на московских областных и всероссийских выставках, а последние четыре собаки на московских областных состязаниях лаек по белке в 1993 году заняли первое место с результатом, которого не было ни разу за всю историю проведения состязаний (4 диплома 1-й степени). На этих состязаниях Кида Николаевского Г. П. завоевала 3 место в личном зачете.

Заметный след в породе русско-европейских лаек оставили собаки из нашего города Волна, Люська, Волчок Щербачева М. Н., Грум Агамирзова Е. Г., равно как и наши карело-финские лайки Дик Чуркина Е. А., Фома Белинского А. В., Тайга и Найда Бакаева В. В.

Невозможно добиться высоких результатов, не имея коллектива единомышленников. Мы создали такой коллектив. Это прежде всего А. В. Батманов, зам. председателя секции, эксперт-кинолог по спаниелям; ответственные за работу с гончими собаками Миронов С. Г. и Филатов С. В.; с легавыми – Фещенко А. А. Успехи налицо. Появились первые в нашем городе классные гончие (Гул Миронова С. Г., Дунай, Порошка Лукьянова В. И., Гобой Широкова Н. В.), эстонские гончие (Заграй Филатова С. В., Сигнал Васильченко В. Ф.), элитные спаниели (Джина Батманова А. В., Лада Баума А. Ю.) и даже первая (и пока единственная) чемпионка московских областных состязаний по утке Джина Батманова А. В. В основе поголовья дратхааров нашего города – потомки Бима Карасева В. Ф. и Дели Ульянова А. П. Это, прежде всего, Хантер Симкина А. В., чью великолепную работу по утке надолго запомнят эксперты, присудившие ему диплом I степени, а также многочисленные охотники из Москвы, приезжавшие на охотничью базу «Омутня», которым он помогал возвращаться домой не с пустыми руками, отыскивая и добирая подранков. Это Линда Семенова В. П., Пума Ульянова, а также новое поколение: Веста Фещенко А. А. и Рада Кокурина С. И.

Тяжелые времена, переживаемые страной, не могли не сказаться на охотничьем собаководстве. Значительно уменьшилось поголовье высокопородных собак, почти не стало молодняка. Однако в последнее время затеплилась надежда, что удастся восстановить утраченное. Появляются молодые перспективные собаки как нашей селекции (Б-Прима Иванова О. М., Белка Антонова Н. В.), так и свежих кровей (Лашма Кречетовой Л. В. от московских производителей, дратхаар, привезенный из Владимирской области, Хантер Журавлева В. В., который при отличном экстерьере имеет уже диплом II степени по болотной дичи). Хочется верить, что появятся и новые люди, энтузиасты своего дела, которые вернут охотничьему собаководству Дубны несколько утраченные позиции.


Л. В. Кречетова, эксперт первой категории

02.jpg (14.31 КБ)
03.jpg (64 КБ)
04.jpg (59.18 КБ)
Администрация ЗооПортала
Страницы: 1
Читают тему


Ошибка


Данная функция доступна только авторизованным пользователям. Выполнить вход на сайт?
Выбор региона
Яндекс.Метрика
Данные заполненных полей сохранены в черновик